Новости для интеллектуалов

Новости креативного класса

Каталог компаний

Выбрать тренинг

Летнее чтение:

Добавить в Каталог

Статьи

О Клубе

Форумы

Публикация месяца

TreKo.Ru Консалтинг и тренинги

Рейтинг@Mail.ru



Как обучали молодежь в древнегреческой Спарте [жёсткий тренинг]


Пока подрастали юноши, им приходилось постоянно учиться тер­пению. Если они попадались на воровстве, а все, что они добывали по приказу командиров — овощи, дрова, — было ворованным, то их нещадно наказывали — хлестали плетьми, но не за кражу, а за нерасторопность...

Теперь о мальчиках заботилось государство. Нигде в древнем мире подобного не было. Поделив детей на группы по возрасту, их расселяли в бараках, где они сами прибирались и наводили чисто­ту. Их воспитывали в закрытых полувоенных школах — своего рода «детских домах». Вальтер Эберхардт, энтузиаст нацистской педа­гогики, сравнивал их с «Гитлерюгенд».

Отныне детей подвергали зверской муштре, воспитывая в них выносливость, хитрость, жестокость, умение приказы­вать и повиноваться. И зимой, и летом мальчики ходили боси­ком, одетые в легкий хитон, до­ходивший им до колен. Кожа на ногах постепенно грубела, и они приучались лазить по горам бо­сиком. Надзирали за ними юно­ши 19—20 лет (ирены). «Кто из граждан не проходил всех сту­пеней воспитания мальчиков, — писал Плутарх, — не имел граж­данских прав».

Забавно, что во Франции в конце XIX века спартанское воспитание любили сравнивать с английским. Вот типичный журналистский пассаж: «Спартанцы при­держивались воспитания, которое мы назвали бы английским. Они не пеленали новорожденных детей, приучали их к изменениям тем­пературы, мыли их холодной водой и даже зимой не позволяли им кутаться».

Всех детей делили на отряды (агелы); в основном по шесть маль­чиков в каждом. Командовал отрядом самый смышленый и ловкий ребенок. Британские археологи, проводившие раскопки в храме Ар­темиды Орфии, обнаружили многочис­ленные надписи, оставленные в честь мальчиков, одержавших победы на состязаниях, посвященных Артемиде. Если мальчик командовал отрядом, это указывалось в надписи.

Полномочия командира были дос­таточно широки. Остальные дети слу­шались его беспрекословно. По его приказу заготавливали дрова и овощи; он мог отстегать провинившегося маль­чишку. Наказывали любого, кто возра­жал, медлил. Так растили идеальных воинов (это была единственная про­фессия настоящего спартанца). В бою гоплит инстинктивно (!) не смел игно­рировать приказ; он подчинялся ему, как автомат. Ради этого в спартанцах с детства вырабатывался особый услов­ный инстинкт: «моментальное подчине­ние приказу».

Повиноваться и... повелевать— вот залог успехов Спарты, восхищенно говорил писатель и философ Ксенофонт, изгнанный из Афин. Его сыновья не разделяли его мнение и предпочли остаться в Афинах, нежели учиться всем азам повиновения.

Спартанцы же воспитывались как послушники в монастыре, толь­ко в этом монастыре учились не молиться, а сражаться, не пробуж­дать в себе добро, а воспитывать воинскую доблесть, не помогать людям, а воевать с ними. Каста спартанцев была сродни рыцарско­му ордену, и, подобно монахам, они были ограждены от внешнего мира — от этой дьявольской напасти, противостоять которой было делом всей жизни и настоящего монаха, и истинного спартанца.

Вместе с мальчиками-спартиатами воспитывались и «мофаки» (дети неграждан или внебрачные дети спартиатов). Сыновья спар­танских аристократов имели право приводить с собой в школу двух-трех ровесников — детей периеков. Аристократы усыновляли этих детей, но те не имели право наследовать их имущество. Мофаки всю жизнь находились при своих «побратимах», выполняя роль адъ­ютантов. Они охраняли их жизнь в бою. Их связывали отношения, характерные для патронов и клиентов. Особо отличившиеся мофа­ки иногда получали гражданские права.

Сыновья знатных иностранцев, оказавших большие услуги Спар­те, тоже могли учиться в спартанской школе. Многие богатые и ари­стократически настроенные родители отправляли детей на воспи­тание в Спарту.

В школе приучали детей не только слушаться приказов, но и, выполняя их, доблестно воевать. Подготовка новых воинов была жизненно важна для государства. Все спортивные состязания и игры были подчинены одной цели — воспитывать в юношах солдат. С дет­ства спартанцы приучались владеть мечом, копьем и щитом. Во время игр выстраивались в фалангу. Подолгу занимались бегом, борьбой, прыжками, метанием диска и дротика.

Ежегодно между спартанскими юношами проводились состя­зания — своего рода «бои без правил». Площадка для поединка была со всех сторон окружена глубоким рвом, наполненным водой. Перед началом состязания приносили жертву. Затем юноши разбивались на две команды. Цель поединка — столкнуть против­ника в воду. Разрешено было наносить удары ногами, кусаться, царапаться, надавливать на глаза, нападать несколько человек на одного— никаких правил «фейр-плэй». Запрещалось лишь при­менять оружие.

В этом «потешном сражении» юноши не щадили друг друга; еще меньше они будут жалеть противника. Как отмечают комментато­ры, подобные игры больше всего напоминали поединки гладиато­ров — жестокие, безжалостные бои.

Впоследствии, в римскую эпоху, когда Спарта превратилась в скромный, провинциальный городок, спартанские «бои без правил» стали популярным аттракционом. Очевидцами подобных игрищ были и Павсаний, и Цицерон, удивлявшийся тому, «с каким невероятным упорством (юноши) сражались кулаками, ногами, ногтями и даже зубами; они предпочитали погибнуть, чем признать поражение».

Другим видом испытаний было бичевание юношей на праздни­ке Артемиды Орфии. Их секли ивовыми прутьями перед алтарем богини. Некогда жертвенник богини орошали человеческой кровью, казня любого, выбранного жребием. По преданию, Ликург заменил подобные казни бичеванием юношей. За этим наблюдала жрица, державшая в руках небольшое деревянное изображение богини. Если бичующие щадили юношу, то изображение становилось та­ким тяжелым, что жрица едва удерживала его. Тогда она обвиняла бичующих в нерадивости. Каждый юноша должен был сносить на­казание молча. Если он кричал от боли, презирали не только его, но и его родителей.

Пока подрастали юноши, им приходилось постоянно учиться терпению. Если они попадались на воровстве, а все, что они добывали по приказу командиров — овощи, дрова, — было ворованным, то их нещадно наказывали — хлестали плетьми, но не за кражу, а за нерасторопность. Вздумай юноша пожаловаться отцу, тот прини­мался сам колотить несчастного.

Совершив воровство, спартанские дети стремились ничем не выдать себя. Рассказывают, что как-то мальчишка украл лисенка и спря­тал его под плащ. Когтями и зубами зверек раздирал живот ребенка, стараясь вырваться из западни. Мальчик молчал; он так и умер от ран, но не подал виду, что держит под плащом что-то ворованное. Современные историки считают этот рассказ, переданный Плутархом, выдумкой, хотя он психологически точен. Если бы мальчик признался в краже, вытащил добычу из-за пазухи, то его — за не­ловкость и трусость — запороли бы до полусмерти. Мальчик настоль­ко боялся жестокого наказания, что крепился даже когда терпеть уже было нельзя.

«Терпеть» — вот что было главным в спартанской «школе муже­ства». Гимнастические упражнения обычно выполняли голыми: ле­том под палящими лучами солнца; зимой — невзирая на снег и дождь. Принимать тёплые ванны и умащать тело запрещалось; грязь по­крывала тело. Спали мальчики в бараках, на подстилках из тростни­ка, сорванного голыми руками на берегу Эврота. Зимой под низ под­стилки клали чертополох; считалось, что это растение согревает.

Жили впроголодь. Впрочем, античные авторы считали, что это шло спартанцам на пользу. Они становились от этого стройнее, «не раздавались вширь»; их тело росло «свободно, без принуждения», становилось «тонким и худощавым», пояснял преимущества такой «диеты» Плутарх. Недаром немецкий искусствовед Иоганн Иоахим Винкельман называл телосложение спартанцев образцом гречес­кой красоты.

Однако красота была лишь побочным результатом спартанс­кого воспитания. Точно так же спартанцы занимались музыкой или танцами отнюдь не ради звуков нежных. Пиррихий, танец с оружием, исполнявшийся юношами, скорее, напоминал боевое упражнение. Его элементами были атаки, прыжки, оборонитель­ные приемы, молниеносные удары копьем — то есть все, что тре­бовалось воину во время боя. Исполняли его в полном вооруже­нии. Занятия танцами мало чем отличались от повседневной муштры; они лишь разнообразили ее. Под звуки же флейты спартан­цы шли на битву. По словам Плутарха, мелодии спартанцев «об­ладали способностью проникать в душу, возбуждать мужество и великодушные чувства, внушать порывы энтузиазма». В песнях спартанцев восхвалялась храбрость тех, кому посчастливилось умереть за Спарту.

Как только юноши подрастали, они могли испытать это «счастье». Их делили на небольшие отряды и отправляли в Мессению. Скитаясь по горам, среди диких зверей, они убивали встречавших­ся им илотов. По достижении 20 лет юноши поселялись в казармах для взрослых. Все они считались военнообязанными (срок военной службы в Спарте составлял сорок лет)».


Волков А.В., Спарта. Со щитом и на щите, М., «Вече», 2005 г., с. 163-169.


Мы Вконтакте:
вступайте!

Мы в ФБ:
вступайте!

Мы в Твиттере
Добавляйтесь!
Видеолекции И.Л. Викентьева о ТРИЗ, творческих личностях / коллективах

Публикации на аналогичную тему:

Методические статьи
Статьи и дискуссии
Полезные бизнес-цитаты
Коллекции
На главную
Любое использование текстов и дизайна может осуществляться лишь с разрешения Редактора портала.
Основание: "Закон об авторском праве и смежных правах" PФ, Гражданский кодекс РФ и международные нормы.

Для Пользователей: направляя нам электронное письмо и/или заполняя любую регистрационную форму на сайте,
Вы подтверждаете факт ознакомления и безоговорочного согласия с принятой у нас Политикой конфиденциальности.


English
Deutsch
Russian