Новости для интеллектуалов

Новости креативного класса

Каталог компаний

Выбрать тренинг

Летнее чтение:

Добавить в Каталог

Статьи

О Клубе

Форумы

Публикация месяца

TreKo.Ru Консалтинг и тренинги

Рейтинг@Mail.ru



Александр Вишневский: Бодибилдинг – это тяжелая работа

 Автор: Александр Соколов
Сайт: http://www.treko.ru/klub_koord

В интервью, взятом Александром Соколовым, чемпион мира по бодибилдингу Александр Вишневский рассказывает о тяжелом ежедневном тренинге в первоначальном смыле этого слова – спортивном. А также о западной индустрии бодибилдинга, о стероидах, и о том, почему бодибилдинг не стал олимпийским видом спорта.

- Александр, как получилось, что ты, фактически прозанимавшись бодибилдингом месяца 3, в 89-м году сразу стал чемпионом Союза?

Чемпион мира по бодибилдингу Александр Вишневский

Не совсем так. В 89-м я стал чемпионом Союза среди юниоров. И, конечно, до этого я несколько лет занимался гимнастикой. У меня была спортивная база. Но и общий уровень был тогда очень низкий, «войти» в элиту этого спорта было не так сложно. Желающих много, но это были нерельефные ребята, «заплывшие». Им было лень сидеть на диете. И я выигрывал за счет хорошего качества. Такой рельеф мало кто делал. Кроме того, у меня была хорошая произвольная программа. Я в нее включил акробатические элементы: сел на шпагат, сделал стойку на руке и т.п. Зал на ушах стоял. Короче, я выиграл чемпионат, мне дали мастера спорта. А Дубинин (нынешний презедент Российской Федерации бодибилдинга) взял меня на шоу в Сочи. Это было шоу лучших бодибилдеров Союза, и я среди них. Мы выступали в цирке в Сочи, в Ривьере, потом в Ялте. На нас больше народу приходило, чем на тигров и слонов. Программа называлась «Ушу, аэробика, культуризм» - все самое модное. Ушуисты с Украины – прыгали на стекла, мечами друг друга рубили, и и прочее.

Через год я стал абсолютным чемпиона Питера – уже не как юниор, а вообще. А в 90-м стал 3-м в Союзе. Денег за это не давали. Вручали грамоту, медаль, на Союзе мне подарили магнитофон «Электроника». Какому-то спортсмену дали глобус. Всякую фигню, короче.

Первый коммерческий турнир был в 90-м году, в Тюмени. Нефтянники это спонсировали. Давали 1000 долларов за 1-е место. Приехала куча иностранцев - мексиканцы, немцы. И тогда я увидел, насколько сильно мы отстаем.

В 91-м году меня взяли в поездку в Америку – товарищеская встреча СССР и США. Там, конечно, я был в восторге от того, что я увидел. Нас развлекали, футболки выдали: серп и молот, СССР. Тогда Советский Союз был в моде, вся эта символика, все парни пользовались популярностью у американских девчонок. Денег, конечно, ни у кого не было, но было весело… Какая-нибудь акция – мы выступаем в шоу, потом банкет, дискотека, все знакомятся и разъезжаются с местными девчонками на их машинах. Американский менеджер только успевает подбегать к американкам: завтра в 10 часов в Диснейленде встреча, фотографии со спонсорами, обязательно привезите. Утром все съезжаются.
Были мысли там остаться, потому что меня здесь ничего не держало, но все-таки я понимал: это все внешне красиво, но там много своих проблем.

- Вероятно, появилась куча соблазнов?

- Я не думаю, что в плане соблазнов бодибилдинг – хороший пример, потому что это не такие большие деньги.

- Почему в бодибилдинге нет больших денег?

- Тут несколько факторов. Вроде бы, зрелищный спорт. Но конкретной, видимой борьбы – которая есть у боксеров, к примеру – тут нету. Выходят люди и позируют, по очереди. Нет поединка, который бы вгонял зрителей в азарт. Это раз. (Хотя есть, конечно, бодибилдеры, которые делают красивое шоу. В этом направлении и стоит развиваться).
Еще это зависит от раскрутки вида спорта. Если взять тенис или гольф – там играет много богатых, они любят этот спорт. Но мало кто из богатых заставит себя качаться – это тяжело. Многие элитные залы не хотят видеть тренерами у себя бодибилдеров – чтобы не вызывать комплексов у богатых людей. В присутствии такого инструктора обычный человек комплексует, что у него живот и т.п..

Я приехал в Питер в 88-м – у меня здесь вообще ничего не было. Пытались зарабатывать, с друзьями, видеосалон открыли. Рубль вход, черно-белые телевизоры в учебной комнате. За 2 сеанса по 360 рэ выходило. А тогда зарплата была 100 с чем-то рублей. Потом ездили в Финляндию на заработки, картошку собирали. Я купил в Финляндии первую свою машину – нашу «Шестерку», за 250 баксов. Которую у меня тут сразу и угнали.

Денег не хватало ни на что. Единственное спасало, что тогда сама подготовка к соревнованиям стоила не так дорого. Не было ни протеинов, ни аминокислот, которые сейчас нужно обязательно принимать, иначе не достичь нужного уровня. Надо было тратиться только на яйца, на курицу. Но и это было тяжело купить – 90-й год, очереди и прочее.

Тут начался еще бум рэкета. Я в зале занимаюсь, а рядом пацаны, которые уже рэкетиры. Слушаю разговоры. Как правило это было больше понтов, чем денег – я потом это стал понимать. Были руководители этих рэкетиров, которые получали действительно нормальные деньги, а сами эти спортсмены – была у них одна ворованная машина на пятерых. Звали меня: чего ты, займись делом, нафиг тебе это надо, ничего ты не заработаешь своим спортом.

- Что тебя останавливало?

- Не знаю... Возможно, если бы я вообще ничего не зарабатывал с помощью спорта, возможно я бы и не соревновался. Потому что я считаю, что все равно цель должна оправдывать средства, и если ты все время в минусе – смысл? Есть у меня знакомые, которые продавали и машины, чтобы подготовиться к соревнованиям – и оставались ни с чем.

Наверное, как-то бог помогал, когда было совсем тяжело… Например, к Дубинину пришла женщина, у нее был авангардный театр. Им нужен был культурист. Я еще помню, мы оделись прилично, думали солидное место, пришли туда – а у нее там бардак такой, полный андеграунд. Но оказалась умная девушка. Сама спектакль придумала, пробила его за границей, во Франции и Германии – сатира такая по поводу Советской власти. У меня был, например, один из костюмов – буденовка с красной звездой, я выходил в накидке, по бокам стояли девчонки в военной форме. Потом девчонки с меня все срывали. Я остаюсь в буденовке, в галифе, и показываю мышцы. А на среднем пальце – такая штука со звездой. Я ее прячу, стою. Ведущая говорит какое-то французское слово – я его знал – и в этот момент я должен был всем показывать средний палец. Типа, стоит еще Кремль. Французам нравилось.
Выступал я в Париже раза 3, потом в Германии в нескольких городах. Платили 100-200 долларов за шоу.

Я – чуть ли не единственный в России, кто более-менее свою жизнь устроил и заработал именно за счет бодибилдинга. Во-первых, за счет того, что я делал хорошее шоу. Служа в армии, я изучил от нечего делать брэйк-данс. Даже выиграл конкурс. И это мне пригодилось в произвольной программе: стиль робота, узкие очки, «Хай, айм электрик бодибилдер фром Раша». Эта программа была очень популярна, и меня часто приглашали в разные города – в Сибирь, на Украину. И платили за выступления приличные деньги. Местный турнир. Я приезжаю – «чемпион Европы» - как гвоздь программы. Но я понимал, что если я выйду на шоу в плохой форме – то меня уже больше не пригласят. Поэтому я всегда был в форме, что нелегко.

Я всегда к этому подходил с точки зрения коммерции. Я стал 16-кратным чемпионом России не столько из-за того, что я хотел в книгу рекордов Гинесса попасть, а просто я зарабатывал.

В 90-м у меня была травма, в Сочи, неудачно штангу поставил, вывихнул плечо из сустава. Всего гипсом обмотали, через месяц только смог руку поднять. И слухи пошли, что Вишневский выбыл надолго. А меня это всегда злило и вдохновляло на усиленные тренировки. И через 2 месяца я уже выступал на коммерческом турнире в Днепропетровске. За 1-е место давали тысячу долларов, а за 2-е – ничего. Приехали иностранцы, в том числе чемпион мира, черный американец. Я с ним шел очко в очко. А был 90-й год: за тысячу квартиру можно купить. Я думаю: черт, квартиру надо.

Но один из наших судей сказал: «Кто такой Вишневский? Как он может выиграть у чемпиона мира?» И мне не хватило одного балла. Американец получил деньги, а я хрустальную вазу. Эту вазу – так как не было денег – я тут же продал за 200 баксов какому-то иностранцу.

Разное бывало. Ехали мы на чемпионат мира в Сеул, в 93-м году – это был мой первый чемпионат мира. До этого на чемпионате мира никто из России не входил даже в «пятнашку», ни в какой категории. А я стал 3-м, до 80 кг. Это был успех. Так вот там я купил курток кожаных задешево, две большие сумки. И здесь на ярмарке в СКК у знакомых продал.

Что подворачивалось – то и делал, потому что иначе было не выжить и спонсоров не было. А искать их, выпрашивать денег я не любил. Я ценил независимость и пытался зарабатывать сам. Любые турниры, официальные, коммерческие – я обязательно проедусь по всем. И турниров 8 в год я делал, а это в принципе нелегко. Календарь соревнований известен, известен призовой фонд, и я планировал, куда я поеду. Звоню организаторам, договариваюсь. Еду. Встречают. Как на работу.

(Когда два года назад я перешел в профессионалы – одним из первых в России – то по деньгам я, наверное, проиграл, потому что не могу уже выступать среди любителей здесь, в России, где я всегда входил в тройку лучших. А среди профи зарабатывает только элита, в которую надо еще попасть).

И вот деньги стали скапливаться – я их не тратил понапрасну, и стал думал: не открыть ли свой спортзал. Потому что, случись травма или еще что – как я буду существовать? Эта мысль всегда была, в середине 90-х. В 98-м со знакомыми случайно поболтал: вот, есть для школьников тренажерный зал в 548-й школе, запущенный. Я с директором встретился, обсудил: можно сотрудничать, чотбы у школьников была физкульура. Директор поддержал. Это был мой первый опыт. Я сам поехал за тренажерами в Италию, закупил тренажеры «Паната спорт». Это такой мужик Рудольфо Паната, поразил меня тем, что был учителем в школе, увлекся бодибилдингом, и стал делать тренажеры в гараже для себя. Сейчас у него свой завод, дом 2 с половиной тысячи метров, 11 машин – миллионер. Я у него тренажеры купил.

Было нелегко: я всю жизнь в спорте, а тут надо организовывать всё, пожарники, СЭС и т.п. И тут долбанул еще августовский кризис. А я как раз начал делать ремонт. Каждый тренажер мне обошелся в полторы тысячи долларов. Когда случился кризис, то один тренажер стоил уже как наши «Жигули».

Естественно, когда кризис – людям не до спорта. Я хожу по залу, смотрю на эти тренажеры. Грустно было. Естественно спорт и экономика тесно связаны. Потихоньку зал раскрутился... Тогда хороших залов было не так много в городе. Спасибо и администрации Красносельского района за поддержку. Постепенно народ стал ходить. Недавно я открыл второй зал, для среднего класса.

- Расскажи про чемпионат мира.

Я на Чемпионат Мира ездил 6 раз. И как-то все не складывалось. 2 раза был бронзовым призером. И вот наконец в 2000-м в Малайзии стал Чемпионом Мира. Но победа далась нелегко. Опять надорвал голень. Поехал с гематомой и с температурой. А когда ты в пиковой форме – ты обезвожен, имунная система ослаблена. И любые болячки развиваются. Прихрамывал. Короче, выиграл. Рельеф был бешеный – может, из-за температуры. Когда гимн играл – у меня комок к горлу подкатил. 11 лет я к этому шел.

И уже вернувшись в Питер, сразу под стол к хирургу – разрезали, откачали гной. Там еще артерия рядом, врач говорит: еще бы немножко – гной попадет в артерию, и хана. Но все обошлось.

- Почему ты выиграл?

– На тот момент я действительно был один из лучших. Там был один, кто мог со мной сравниться, поляк – стал вторым. Я не был уверен, что выиграю у него. У него чуть не хватало качества.

- А за счет чего достигается качество?

- Жесткая диета, жесткий режим. И усиленные тренировки. Нельзя жалеть себя. А человек склонен себя жалеть.

- А это действительно очень тяжело?

- Мне помогало еще то, что я не склонен к полноте. А кто склонен – к соревнованиям сбрасывают по 30 кг. И последний месяц – две недели особенно – очень низкокалорийная диета, ешь только яичные белки, куриные грудки, все это без соли. Рис – совсем немножко. Если нужно сбросить много – без углеводов сидишь недели две. Последние 10 дней переходишь на дистилированную воду, а последние сутки вообще не пьешь. В эти безуглеводные дни на дистилированной воде, которая вымывает все соли из организма – начинаются судороги. Ночью просыпаешься из-за того, что сводит портняжную мышцу ноги. Адская боль. Энергии просто нет, ходишь как зомби.
Естественно, тяжело удержаться. Откроешь холодильник – крышу срывает. Некоторые ночью как лунатики на кухню бредут, а утром замечают, что в холодильнике пирожные исчезли – куда они делись? На психику действует, тяжело это. Я всю жизнь в спорте, может это помогало, привык к режиму.

Многие не могут понять: как я могу так жить? Зачем это? Надо, мол, и расслабляться. Кто-то пьет, кто-то наркотиками балуется, еще что-то. Не понимаю, в чем тут кайф? Цель какая?

Не надо пить: покачался – настроение само поднимается. Сейчас многие к этому приходят: фитнесс стал моден, залы развиваются, народ тренируется. Бодибилдинг – это образ жизни, это и мое любимое дело, и мой заработок. Я считаю, это один из компонентов счастья.

- А как судят на соревнованиях?

- Естественно, существует понятие «очереди». Зависит и от того, какую страну представляет спортсмен. Если раньше мы не входили в шестерку на мире ни в какой категории, то сейчас Россия лидирует. Сейчас был чемпионат мира в Москве – Россия в командном зачете заняла первое место, и это происходит очень часто. В Малайзии, когда я выиграл, у нас было три золота и два серебра. Россия вошла в элиту мирового бодибилдинга, любительского по крайней мере, году в 98-м. А я стал выступать на международных соревнованиях, где судят в принципе одни и те же люди, с 92-го года. Естественно, они меня все уже знали. Я на себе ощущал тоже, что бывало меня засуживали – мое мнение. Но я понимал, что этот спортсмен был раньше чемпионом мира – и его не могли поставить ниже меня. Это надо заслужить. Например, в Словакии в 99, когда я стал 3-м – 2-м стал немец, который до этого дважды был чемпионом мира. Я видел, что я лучше, но до этого я был самое лучшее – 6-м. А тут я стал 3-м.

- Как в армии, через звание не прыгнешь.

- Да. Но уже я с ним рядом оказался. И в Малайзии этот немец был только 5-м. Я заслужил это, время пришло. Если ты даже очень хорош, то первым тебя сразу вряд ли сделают. Может, сделают 3-м.

- А хорошо ли это?

- Но это же не только в бодибилдинге. Это и в фигурном катании так, может и в художественной гимнастике. Там, где нет четких критериев, нет секунд. Даже и в боксе можно наблюдать – по очкам, если нет накаута, подсуживают. Большой спорт это большие деньги… Хотя в бодибилдинге их нету, больших.

- Расскажи про индустрию бодибилдинга в мире.

- Это я увидел изнутри, когда поехал на профессиональный турнир «Ночь чемпионов». Я стал профессионалом два года назад. Нас перешло в профи сразу трое человек, и мы вместе поехали на «Ночь чемпионов». Я, еще один парень из Питера и из Москвы. Питерский парнишка – очень амбициозный, «Мы там всех порвем». А я смотрю журналы: элита там – действительно сильный уровень, но также много профессионалов и хуже нас – и не такие рельефные, то есть тоже ленятся делать жесткую диету; не так много профессионалов делают жесткое качество, которое нужно. Которое могу делать я. Зачастую они массивные, но недосушенные. И реально смотришь видеокассету с соревнованиями – и чувствуешь, что можешь быть там в первой 6-ке – 10-ке. Он говорит: «Мы их порвем, там все жирные». Я говорю: «Женя, мы едем в чужую страну, там свои герои». Все профессиональные турниры проходят в Америке. Там много компаний, которые производят тренажеры, спортивное питание. Все, что касается фитнесс-индустрии. У них жесткая конкуренция и они вынуждены привлекать спортсменов для рекламы своей продукции. Вот на этом и зарабатывют профессионалы. А соревнования – больше не для заработка, а для твоего рейтинга. И это может помочь с кем-то заключить контракт. Но опять-таки, вероятность заключить контракт выше, если ты американец.

Мы – может и хорошие парни. Но если брать мой рост, 172, средний – там с моим ростом толпа людей, американцев, которые тоже хотят заключить контракт и уже много раз ездили на эти соревнования. Естественно, судьи будут отдавать предпочтение своим, а не непонятно кому из России, который первый раз приехал. Если иностранец приедет ростом под 2 метра, безумно массивный – может, его и заметят. Этот мой знакомый, Женя Мишин – он бредил Америкой, после «Ночи чемпионов» остался там, работает тренером и пытается пробиться в Голливуд. Дай бог ему удачи. Он был там далеко не самый маленький – 187 см – и в хорошем качестве. Но тем не менее судьи просто не хотели нас видеть. Там выступает под 50 человек. Маленькая сцена, со ступеньками, на которых нас расставляют. Мы стояли где-то в углу. Но все равно когда тебя представляют – ты выходишь, позируешь, судьи тебя видят. И складывалось такое ощущение, что судьи заранее примерно знали – кто каким станет, кто войдет в шестерку. Это можно было понять уже по афишам: «Ночь Чемпионов! Будут принимать участие…» И фотографии самых известных, кто мелькает в журналах, в рекламе, у кого есть контракты. Если ты мелькаешь в журналах – ты становишься популярным, тебя хотят видеть промоутеры на всех турнирах. И естественно тебя уже тянут – даже если ты в не очень хорошей форме, но ты звезда, с плаката… Компания заключила с ним контракт, она заинтересована чтобы он был среди чемпионов. Она его двигает в судействе, она же зачастую – спонсор турнира. Это такая кухня.

У нас в России тоже к этому идет. Тоже есть спортивное питание – в том числе, выпускается и с моим изображением. Все мы друг друга знаем, знаем, что этот спортсмен того-то человека. Каждый регион привозит своего спортсмена, и судьи знают, что вот этого спортсмена ниже тройки нельзя опускать.

«Ночь чемпионов»… Естественно, нас посравнивали. Я видел, что я в классной форме. Естественно, были люди помассивней, но настолько «залитые», лишняя вода. Реально я себя видел в десятке точно. А они расставили места до 18-го, остальные все 19-е. И мы 19-е. А через неделю я выступал в Венгрии на «Хунгариан Про», и там стал я 11-м из 22-х, и обошел того, кто был 12-м и 13-м на «Ночи чемпионов».
Для иностранца, который перешел в профессионалы, шансов пробиться в элиту намного меньше. Этот спорт, эти турниры – они американские, они это придумали. Для иностранца – либо быть супервысоким, супермассивным; либо стоять очередь. Еще более длинную, чем в любителях. Сейчас есть такой Евлоницкий – чех, ему 41 год. Он уже в профи лет 12. И ездит на эти «Ночи чемпионов» 10 лет, не пропускал ни одной. И только последние 2 года его пускают в шестерку, он был 2-м, 3-м – то есть он 10 лет стоял очередь. Кому-то бывает, удается побыстрее, кто высокий. Но таких единицы. Был Дориан Йатц, который был 6-кратным Мистером Олимпия, но он англичанин. На тот момент все, видимо, устали от Ли Хэйни, который был черным, 8-кратный мистер Олимпия. И наверно, шли разговоры: надо бы белого сделать. И вот появился такой белый, реальной массы – и наверно, чисто политически… Хотя на тот момент Дориан действительно был лучшим. Но последние 2 турнира он выигрывал именно за счет имени – потому что он рвал уже себе и бицепсы и трицепсы, и уже руки плохо выглядели. Он почувствовал, что будет проигрывать, и ушел сам. И потом опять стал выигрывать черный, Рони Колеман. Который опять всем надоел уже. Но он очень огромный.

Профессионалы – это большое шоу. Но мне все равно интересно было перейти туда. Я дашел до высшего уровня, начав вообще с нуля, когда наша страна в этой области была вообще на никаком уровне. Считаю, что все что мог сделал, потому что сейчас можно пытаться, можно выступать… Я буду выступать, но это больше будет как хобби. Сейчас понимаю, что это занимает много времени и сил и тяжело совмещать с организацией своего бизнеса, еще чего-то… Потому что когда ты готовишься – у тебя месяца 3 вылетает, ты должен отказаться от всего, как зомби – иначе не сделаешь хорошую форму. Поэтому если я буду выступать – то может быть не так часто. Плюс ко всему я понимаю, что надо выстоять очередь, надо ждать несколько лет, а после сорока лет у человека уже идет спад. Замедляется обмен веществ и так далее, уже мышцы не такие сочные. Мне сейчас 37. Да, есть Мистер Олимпия среди ветеранов, свыше 40 лет, 50, и даже свыше 60. Но я не думаю, что буду среди ветеранов выступать, потому что хочется выходить и быть в пиковой своей форме.

- Твое отношение к стероидам.

Говорят: «Без химии в бодибилдинге не добиться результатов». Но с химией «неразлучен» не только бодибилдинг. Просто в бодибилдинге это визуально сразу заметно – этот результат. Когда легкоатлет что-то принимает или плавец – на него посмотришь, когда он одет – это обычный человек. И когда люди видят, что он бежит за 10 секунд 100 м – не каждый оценивает, что это нереально, что за этим стоит куча тренировок и применение какой-то фармакологии, потому что это за пределами человеческих возможностей, потенциала организма. А когда смотришь на бодибилдера – ах, он огромный, потому что он стероидов нажрался. Бодибилдер визуально, явно отличается от простого человека. И естественно, когда человек видит, что он реально хуже выглядит – то он пытается это объяснить тем, что тот нажрался анаболиков. Но это проще всего сказать. Хотя жрут очень много народу – я читал статистику, процент очень большой. Но из этого процента только процента 3 соревнуются. Остальные все равно не могут добиться хороших результатов, потому что в любом случае за этим стоит огромный труд. Так же как труд любого другого спортсмена, который тоже наверняка что-то принимает.

О пользе и вреде стероидов. Это очень сложно. Потенциал у каждого свой, и когда ты начинаешь профессионально выступать, то при подготовке нагрузки – сверхчеловеческие. И не приняв тот или иной препарат ты, возможно, нанесешь еще больший вред своему здоровью. Сердце перенапряжешь или порвешь какие-то связки. Но принимать стероиды нужно грамотно. Я не агитирую, каждый должен сам выбирать, надо ему это или не надо.

Некоторое время назад были разговоры, что бодибилдинг станет олимпийским видом спорта. Это ничем не кончилось. Был дан испытательный срок. Резко ужесточились допинг-контроли, чтобы показать что мы недостойны. Я точно не знаю, но думаю что это связано с тем, что Вейдер (презедент ферерации), когда делал эту заявку, не решил этот вопрос с олимпийским комитетом. Я считаю, что это абсурд. Есть и "натуральные" федерации в бодибилдинге, и наша федерация натуральная. Естественно, и в этой натуральной федерации кто-то втихоря что-то принимает. Когда я выигрывал соревнования, официальные, я проходил допинг-контроль и был чистым. Конечно, я принимал, экспериментировал. Но до этого я добился очень приличного уровня без всяких препаратов.

Человек – бодибилдер – показывает, чего можно добиться по максимуму. Возможности человека. И любой, глядя на него, понимает, что он все равно, хоть на 10%, сможет измениться. Пусть таким он не станет. Но действительно это реально, без применения чего либо. Это действительно массовый вид спорта. Факт, что бодибилдингом занимается очень много народу. В федерации множество стран. Этот спорт заслужил быть олимпийским. Но в силу каких-то политических интриг это не происходит. Зачастую какие-то абсурдные виды спорта становятся олимпийскими – катают по льду эти штучки. А тут действительно люди пашут в зале, поднимают тонны железа. Это политика, большая политика и большие деньги. Сейчас в Штатах вообще идет пропаганда мощная на эту тему, не только в бодибилдинге. Борьба с анаболиками, считаю – это большое лицимерие, в принципе. Любой допингист, который берет пробы, наверняка они все понимают, что нереально добиться современных результатов – бегунам, тяжелоатлетам и т.д. Постоянно идет борьба между допингконтолем и совершенствующейся фармакологией. Которую тяжелее поймать. Совершенствуется оборудование. А это огромные бабки. И когда у спортсменов контракты на миллионы долларов, то можно делать разные политические ходы с помощью допинг-контроля. Это способ решить какие-то вопросы, кого-то притормозить и наоборот.

Что такое большой спорт? Это классное зрелище, люди совершенствуются, какие средства они используют – кого это волнует? Человек в обыденной жизни, профессионал своего дела – тоже делает все, чтобы быть лучшим профессионалом. Использует все что можно. То же и в спорте. Люди хотят от него зрелища, хотят результата, он этого добивается – всем классно. Люди за это платят. Зачем себя обманывать? Надо тогда вообще запретить профессиональный спорт. Все будут бегать трусцой по утрам. Где большие деньги – естественно, человек будет делать все, чтобы выиграть. Он выбрал этот путь, это его право.

Бодибилдинг будет все равно существовать, потому что это люди одержимые. Всё равно они будут соревноваться.

- Твой прогноз развития бодибилдинга. Такое впечатление, что человек достиг своего предела. Не будет ли спада?

- Спад профессионального бодибилдинга может и намечается. Люди привыкли к этому. Но по сути это как конкурс красоты. Все люди разные, каждый по-своему выглядит классно. Колеман (нынешний «Мистер Олимпия»), да, достиг такой массы. Но мы знаем кучу атлетов, которые более красивы, эстетичны – хоть и не столь массивны – и в произвольной программе показывают себя намного лучше. Это все-таки шоу. И это шоу будет продолжаться.


Мы Вконтакте:
вступайте!

Мы в ФБ:
вступайте!

Мы в Твиттере
Добавляйтесь!
Видеолекции И.Л. Викентьева о ТРИЗ, творческих личностях / коллективах

Методические статьи
Статьи и дискуссии
Полезные бизнес-цитаты
Коллекции
На главную
Любое использование текстов и дизайна может осуществляться лишь с разрешения Редактора портала.
Основание: "Закон об авторском праве и смежных правах" PФ, Гражданский кодекс РФ и международные нормы.

Для Пользователей: направляя нам электронное письмо и/или заполняя любую регистрационную форму на сайте,
Вы подтверждаете факт ознакомления и безоговорочного согласия с принятой у нас Политикой конфиденциальности.


English
Deutsch
Russian