Новости для интеллектуалов

Новости креативного класса

Каталог компаний

Выбрать тренинг

Летнее чтение:

Добавить в Каталог

Статьи

О Клубе

Форумы

Публикация месяца

TreKo.Ru Консалтинг и тренинги

Рейтинг@Mail.ru



Социобиология. Марксисты против Лоренца, Тинбергена, Уилсона?

 Автор: Захаров Игорь Сергеевич,
доцент ГЭТУ

Замысел этой статьи возник летом 2006 г. на рыболовной базе НИИ, на которой я проводил отпуск. В поисках интересного чтива я осматривал библиотечку книг, лежащих на полках в кабинете начальника базы. Среди детективов вдруг мелькнул заголовок "Социобиология. Критический анализ", авторов Р.С. Карпинской и С.А. Никольского. День был пасмурный, я погрузился в чтение, от страниц книги немного пахло плесенью из-за сырости залива.

Авторы с марксистских позиций сурово указывали на ошибки нобелевских лауреатов по биологии Конрада Лоренца, Николаса Тинбергена и совсем неизвестного тогда мне энтомолога - одного из основоположников СОЦИОБИОЛОГИИ Эдварда Уилсона. Вся беда Уилсона, как можно понять из книги, заключалась в том, что он вовремя не прочел труды Маркса, которые тотчас объяснили бы заблудшему разницу между биологическим и социальным поведением. Ай-яй-яй... Книга была написана культурно, со множеством ссылок, в догматическом духе кабинетного марксизма. Заинтересовало время издания - 1988 год и штамп библиотеки парткома. В это время, как теперь известно, горбачевская верхушка партии готовила предательство СССР, а также его союзников и переход в ряды "глобалистов". Чем же ей помешала социобиология, если книгу с критическим анализом было предписано немедленно распространить по парткомам?

О том, что авторы книги не были знакомы с планами верхушки партии, говорит критика ими социал-дарвинизма и приводимые высказывания Д. Рокфеллера: "развитие бизнеса и есть выживание наиболее приспособленных, это закон природы и божественный закон". Эта цитата отражает античеловечность учения, ставшего позже негласной идеологией людоедских "реформ" в "независимой" России. Именно в эти годы верхушка власти дала сигнал к пропаганде через научные журналы социал-дарвинизма, идеологии "дикого рынка", чем и объясняется сегодня паника по поводу иска школьницы Маши Шрайбер.

Социобиологи опирались на Конрада Лоренца, книгу которого "Агрессия" секретили с 60-х годов, издав только в конце 1990-х.

Могу подчеркнуть, что Лоренца НЕОБХОДИМО прочитать всем, кто наугад борется с "дедовщиной" безо всякого знания причин возникновения агрессии. Он пишет, что в условиях постоянного сосуществования на виду у всех, когда нет возможности хоть на день покинуть один и тот же коллектив, возникает острая спонтанная агрессия. Невзначай сказанное слово воспринимается как пощечина. Это интуитивно понимали те, кто исстари создавал казарменную, лагерную форму жизни для армии: воин, готовящийся к войне, должен быть агрессивен. Другое дело, что эти вспышки необходимо предотвращать в мирное время, тоже основываясь на учете механизмов агрессии. На полярных станциях стараются, чтобы каждый мог хоть немного побыть наедине. Аналогичный вывод делали мудрые воспитатели детдомов. Поэтому очень жаль, что книга Лоренца, признанная кем-то "вредной", так поздно дошла до читателя. Из критического анализа социобиологии можно было узнать, сколько у нас еще НЕ ИЗДАНО книг выдающихся ученых. Например, "Война и мир у животных и людей" Н. Тинбергена. Критикуемые цитаты из его книг, наоборот, поражали наблюдательностью. Он писал, что люди, как это было показано в психологических экспериментах, всегда предпочитают макеты детенышей животных взрослым особям, проявляя биологический инстинкт любви к младенцам, и на этом свойстве восприятия развилась целая индустрия мультфильмов.

И все же острие критики авторов было направлено против некого Э.О. Уилсона, заслуги которого в биологии неоднократно подчеркивались авторами. Против него ополчились сразу все слуги глобализма, включая коммунистов. Из цитат можно было понять, что Уилсон считает целью человека, как вида, "репродуктивный успех", сиречь размножение, а также поддерживает "непотизм" - то есть семейственность, как биологический инстинкт. То есть весьма примитивно трактует биологические термины и предназначение человека.

У читателя это должно было вызвать реакцию отторжения: да стоит ли читать такого путаника? Но, коли критики-марксисты не поняли значения работ Лоренца, то может быть, взгляды Уилсона глубже и справедливее, чем им показалось. Не любя примыкать к чужому мнению, по принципу "книги не читал, но считаю...", я отправился после отпуска в библиотеку, где выяснил, что в Интернете помещен весь текст книги с критическим анализом социобиологии, но ЧЬЕ-ТО НЕДРЕМАННОЕ ОКО НЕ ДОПУСТИЛО ИЗДАНИЯ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ НИ ОДНОЙ РАБОТЫ ПО СОЦИОБИОЛОГИИ ЭДВАРДА ОСБОРНА УИЛСОНА - биолога Гарвардского университета. Это еще более заинтриговало. После знакомства с оксфордским изданием Э.О. Уилсона "Биофилия" (любовь к живому) 1984 г. стали проясняться истинные взгляды ученого на науку и причины особой нелюбви к нему глобалистов и горбачевцев.

ВЫ ПОТЕРЯЕТЕ ПОКРОВИТЕЛЬСТВО

Книга "Биофилия" написана истинным подвижником науки и великолепным писателем. Вот как он пишет о научном познании: "Фигура ученого с вида не романтична. Но каждый день он идет в лабораторию или на природу, питаемый словно энергией надеждой найти признаки великого открытия. Он брат изыскателя руд, охотника за сокровищами. Ведь каждое, даже маленькое открытие подобно частичке золота на дне океана. Дело ученого - бродить по дну океана, совершая большое количество бесцельных попыток, чтобы найти хорошую проблему, поставить эксперименты, обдумать полученные данные, обсудить их в коридоре с коллегами, сформулировать гипотезу с помощью чашки кофе и карандаша и, в конечном счете, нечто - обычно малое - приоткрыть".

Размышления биолога о науке поражают нравственной чистотой и эрудицией: "Ученые наиболее уважали тех коллег, которые одновременно остро оригинальны и способны передать другим идеал истины, среди суеты и шума эгоцентризма и идеологий. Они словно лакмусовой бумагой тестируют новое знание, даже если оно кажется спорным. Они могут смотреть в лицо фактам, в согласии с заветом Томаса Генри Хаксли, даже сквозь их наслоения... Наиболее запомнившиеся критики среди ученых те, которые наводили на след ученых, помогали им, расчищали им тропы. Это великий Агассис (швейцарский естествоиспытатель – Прим. И.С. Захарова.), кумир лекционных залов Атлантического побережья, запомнившийся наиболее часто тем, что объяснял ошибки Дарвина".
"Какой секрет таится в метаформуле мышления, создающего видимые математические формулы?" - размышляет Уилсон. "Этот вопрос следует адресовать для ответа исследователям творчества и когнитивной писхологии. Равный вес с ней приобрели свидетельства ученых об их собственных шагах, приводящих к открытию. Эссе Фримана Дайсона, Вернера Гейзенберга, Уилларда Либби, Анри Пуанкаре... и других формируют истинное философское обучение на практических случаях в наиболее неуловимой для глаза ментальной деятельности".

Как видите, взгляды Уилсона куда глубже, чем это явствовало из критики. Любовь - начало человеческого творчества, пишет ученый: "Вы начинаете с любви к предмету. Птицы, теория вероятности, взрывчатые вещества, звезды, дифференциальные уравнения, штормовые фронты, начертания букв языка, бабочки с раздвоенными крыльями - вещи, которыми вы были давно одержимы с детства. Предмет будет вашей Полярной звездой и вашим убежищем в переменчивом ментальном мире".

Ученый предупреждает идущих в науку: "нет ничего более трудного, чем оригинально мыслить. Даже наиболее одаренные ученые тратят на это дело только малую часть часов своих хождений, вероятно, менее 10 процентов или даже одного. В остальное время мысль плещется в берегах известного, перерабатывая старую информацию с небольшой добавкой новых данных, с неохотным вниманием перебирает идеи других (что я могу сделать нового из них), лениво согреваясь памятью об успешных экспериментах, и отыскивает проблемы - всегда отыскивает проблемы...".

Те же, кто отыскали новую идею, должны быть готовы к испытаниям, борьбе и лишениям: "В "нагрузку" к новизне взгляда на проблему мы получаем сложность измерения и следования по этому пути... Затем будут потеряны годы усилий мысли, соперники будут намекать, что все предприятие лишь псевдонаука, вы потеряете гранты и другие виды покровительства, вам откажут в выборах в академии и пребывании в ней. Фатум чрезмерной отваги будет нести вас подобно парусу в кругосветном плавании".

А сегодня в "новой" России "забота" о талантах связывается с "именными счетами"! Уилсон писал о том, что ученый в борьбе за свое мнение должен быть готов к осуждающему хору критиков, СМИ, потере денежных наград. В книге приводится история рождения новой теории, созданной им с его другом, рано умершим математиком Робертом Мак-Артуром, когда они были 30-летними. Уилсон пером писателя рисует его портрет: "Он был сложением высокий и тощий с красивым суженным книзу лицом. Он встречал вас пристальным взглядом и поддерживал с иронической насмешкой в широко раскрытых глазах. Говорил высоким баритоном, объединяя предложения и абзацы речи, а показывая, что сообщает наиболее важное, слегка поднимал лицо вверх и делал глоток. Он говорил спокойно, не высказываясь до конца, что в интеллектуалах заставляет предполагать сконцентрированную дисциплинированную волю... По общему согласию МакАртур был наиболее значимым экологом своего поколения". Созданная совместно с Мак-Артуром теория затем и привела Уилсона к социобиологии, и к столкновению с глобалистами. Что же опасное они открыли?

ТЕОРИЯ ОСТРОВОВ

Ученый воспроизводит диалог между ним и Мак-Артуром, приведший к появлению оригинальной идеи, а та - к теории. Всё началось с обсуждения проблем миграции новых видов на островные территории, занятые старыми, оседлыми видами. Прежние теории постулировали, что иммигранты или подвергаются большей опасности, чем коренные виды, или просто замещают не занятые экологические ниши.

Мак-Артур предложил рассмотреть другой случай: "если на каждом острове может жить много видов, то один новый вид, колонизирующий остров, может привести к исчезновению предыдущие. Рассмотрим это явление как физический процесс. Положим, остров наполняется видами так, что их количество увеличивается от нуля к предельному... Так как остров наполняется, скорость исчезновения оседлых видов увеличивается, и скорость иммиграции уменьшается до тех пор, пока пока оба процесса не достигнут одинакового уровня. Так по определению возникает динамическое равновесие. Когда исчезновение равно иммиграции, ЧИСЛО видов становится постоянным, колеблющимся вокруг стабильного состояния, особенно если касаться фауны".

Необходимо было найти данные для подтверждения теории.

Биолог Уилсон предложил проверить модель на примере острова Кракатоа между Явой и Суматрой, на котором в 1883 г. произошел вулканический взрыв и уничтожил всю предшествующую жизнь. Датские ученые провели исследование острова в период между 1884 и 1936 г. и выявили странную картину изменения количества видов птиц: "они видели в среднем исчезновение одного вида каждые 5 лет". Эти данные были опубликованы в самых различных статьях и книгах, но очень мало использовались, потому что не существовало количественной теории биогеографии. Остров заполнялся новыми видами, старые исчезали иногда полностью, а затем то же происходило порой с видами-иммигрантами, вытесненными новыми пришлыми. "Когда кривые исчезновения и иммиграции невиданно точно совпали - пишет Уилсон, - пригонка теории была завершена". Так была подтверждена теория миграции видов на островах, получившая название теории Мак-Артура-Уилсона.

Она получила множество применений: "Теория может быть применена не только к островам в океане, но также фактически к любым местам обитания, отделенным различием окружающей среды, непригодной для организмов... Первые модели, взволновавшие всех, придуманные МакАртуром и мной, бывшие еще незрелыми, совершенствовались, охватывая дополнительные области. Был создан целый новый канон теории, подкрепляемый результатами проводимых экспериментов".

После этого Уилсон закономерно в новых работах задумался над перспективами "свободы миграции" в обществе, и тут-то на него обрушились со всех сторон приверженцы глобализма.

НЕ НАДО ЗНАТЬ ЛИШНЕГО?

Не ищите экологической теории Мак-Артура-Уилсона в наших учебниках по экологии.

Ее предусмотрительно исключили. "Пиплу" не надо знать лишнего. Горбачевцы, подготавливая распад СССР, не могли не знать, что возникнет нищета на большой территории России и бывших республик и массы людей начнут сниматься с мест, чтобы прокормиться на новом месте. Поэтому они, судя по всему, заранее подготовились: уже в 1988 г. разослали по парткомам книгу, в которой все положения социобиологии объявлялись несостоятельными, а социобиологию исключили из списка изучаемых где-либо.

Ай да горбачевцы - всё предусмотрели! Дисциплинированные партийцы-марксисты выполнили социальный заказ, очередной раз догматически перетолковав любимого Маркса, не подозревая об истинных целях М.С. Горбачева. Недаром в "благодарность" нобеленосцу за кабальный долг, тайно повешенный на СССР и Россию, Н.И. Рыжков написал книгу "Перестройка - история предательств".

Трагедия проблемы миграции для территорий бывшего СССР, преданного "прорабами", заключается в том, что вся политика правительств Горбачева, Ельцина и нынешнего президента привела к тому, что образовались громадные нищие территории, поскольку все деньги крутятся в нескольких городах.

Территории с более благополучной жизнью в России представляют ОСТРОВА в море нищеты и безработицы. Вокруг же России - еще более нищие "независимые" государства. Поэтому "перестройка" не могла не спровоцировать вымирание коренного населения в соответствии с теорией Мак-Артура-Уилсона. Тем более что все люди представляют собой ОДИН ВИД, и поэтому возникает самая жесткая внутривидовая агрессия, по К. Лоренцу. Именно это, наверное, и было заказано хозяевами "Горби" для поддержания постоянства населения планеты, о чем так озаботился Медоуз из "Римского клуба" и что было предусмотрено в глобальных проектах. В свою очередь, нищая, ограбленная при приватизации по Чубайсу Россия и страны СНГ морем окружают более богатую Европу, поэтому и там мигом выросла преступность. От "перестройки" должны были однозначно выиграть лишь Англия и США, которые могут регулировать миграцию.

Да, уважаемые критики-марксисты, Уилсон в чем-то ошибался, но он пытался предупредить общество о грядущей опасности, которую им готовят "независимые" президенты и правительства по указке глобалистов. Публикация его книги в 1984 г. могла предотвратить трагедии миллионов людей. Не были готовы ни законодатели, ни правоохранители, ни исполнительная власть на местах. Но воспевание величия Маркса оказалось важнее того, чтобы вчитаться в подтекст работ ученого. Для американца Уилсона, конечно, невозможно предположить, что спецслужбы могут убить ученого за его взгляды. Но слишком уж загадочна смерть Роберта Мак-Артура. Он умер ночью, в 40-летнем возрасте в 1972 г., как было зафиксировано, от рака почки. И всего через несколько часов после того как в Принстоне легко и непринужденно по телефону здоровым голосом несколько часов обсуждал все биологические проблемы с Уилсоном, звонившим ему из Кембриджа. "Мы коснулись знакомых проблем: будущего экологии, ключевых нерешенных проблем эволюции и научных заслуг различных коллег. Легкая концентрация Мак-Артура на этих темах, словно у него в запасе было еще сто лет жизни, показывала меру его интеллектуальной наполненности", - пишет Уилсон в книге "Биофилия".

Запрет социобиологии привел нас к тем же последствиям, что и запрещение генетики, кибернетики, геополитики. Мы надолго идейно отстали во многих областях науки, техники, социальном строительстве. Это, увы, удел и современной высшей школы: новейшие идеи фильтруются у нас марксистами или кем там еще нынче, а затем попадают или исключаются надолго из книг и учебников. Мир уже отверг и ту бредовую модель рынка, которая была навязана полуграмотному деспоту с его подручными. На примере экономики России нобелевские лауреаты обучают западную молодежь, как нельзя организовывать приватизацию.

В динамичном мире выигрывает страна, которая не боится научных знаний, каким бы догмам они ни противоречили. "Наука процветает в западных цивилизациях, потому что ее трудный путь был признан обществом как важный и ценный и потому достойный награды", - очень точно сказал в книге негласно запрещенный в СССР и России американский биолог Эвдард Осборн Уилсон.


Место первой публикации: газета «Новый Петербург» за 23.11.2006 г.


Мы Вконтакте:
вступайте!

Мы в ФБ:
вступайте!

Мы в Твиттере
Добавляйтесь!
Видеолекции И.Л. Викентьева о ТРИЗ, творческих личностях / коллективах

Публикации на аналогичную тему:

Методические статьи
Статьи и дискуссии
Полезные бизнес-цитаты
Коллекции
На главную
Любое использование текстов и дизайна может осуществляться лишь с разрешения Редактора портала.
Основание: "Закон об авторском праве и смежных правах" PФ, Гражданский кодекс РФ и международные нормы.

Для Пользователей: направляя нам электронное письмо и/или заполняя любую регистрационную форму на сайте,
Вы подтверждаете факт ознакомления и безоговорочного согласия с принятой у нас Политикой конфиденциальности.


English
Deutsch
Russian