Новости для интеллектуалов

Новости креативного класса

Каталог компаний

Выбрать тренинг

Летнее чтение:

Добавить в Каталог

Статьи

О Клубе

Форумы

Публикация месяца

TreKo.Ru Консалтинг и тренинги

Рейтинг@Mail.ru



Классификация психологов по Степанову С.С.


«Конечно, психологи обладают разными характерами, темпераментами, способностями и склонностями. Однако большинство из них — за исключением, пожалуй, особо яр­ких творческих личностей — можно с известной долей ус­ловности отнести к тому или иному профессиональному типу.

Этот тип определяется своеобразной акцентуацией, или, если угодно, деформацией, профессиональных склон­ностей и установок. Ниже описаны основные такие типы. Разумеется, выделены они отнюдь не научными методами, а чисто интуитивно. К тому же не следует подходить к их описаниям слишком серьезно. Данная типология — не ос­нование для судьбоносных выводов, а всего лишь повод для размышлений.
[...]

Самоактуалиазтор. В психологию пришел движимый мотивами самопознания и самоутверждения. Подобно ипохондрику, после прочтения медицинской энциклопе­дии обнаружившему у себя симптомы всех известных бо­лезней, в ходе психологического образования и самооб­разования настолько нашпиговал себя идеями и концеп­циями, что готов признать у себя пережитки эдипова ком­плекса, кризиса идентичности, когнитивного диссонанса и фрустрации витальных диспозиций. Ну и, разумеется, все это проницательно усматривает в окружающих и го­тов оказывать им почти бескорыстную помощь. Почти — ибо довольствуется признанием своего авторитета и очень скромным денежным довольствием. Знает много трудно­ произносимых имен, с плохо скрываемым апломбом на­зывает Фрейда Фройдом. Почти безошибочно различает экзистенциализм и эксгибиционизм, хотя еще не решил точно, к чему больше лежит душа. Мало пригоден на роль «верного гусара», так как ему не хватает усидчивости осво­ить хоть какую-нибудь концепцию досконально. Вынуж­денный в основном выполнять функции мастерового-эк­лектика, охотно пробует себя в роли тренера-прагматика, но в глубине души мечтает стать гуру. Некоторым это уда­ется.

«Психолог по жизни» — это, в первую очередь, просто хороший человек, умеющий сопереживать и способный к пониманию. К тому же очень неглуп и наблюдателен. Опи­раясь на богатый жизненный опыт и природную прони­цательность, хорошо разбирается в людях. Осознание этих своих качеств и стремление их культивировать рано или поздно приводит его к необходимости получить специаль­ное образование и заняться психологией профессиональ­но. Откровениями мэтров психологии нередко бывает ра­зочарован, ибо о многом интуитивно догадывался сам, иное считает сомнительным, спорным, практически бес­полезным. Как теоретик слаб, зато в реальной работе с людьми он на высоте и этому не мешают даже пробелы в образовании, ибо неизвестные приемы он интуитивно от­крывает сам. Такой путь, к сожалению, экстенсивен, тре­бует больших энергозатрат и не исключает подмены науч­ных понятий обывательскими обобщениями. К тому же для специалиста этого типа особенно велик риск профессионального выгорания. Именно специалисты этого типа чаще соглашаются с расхожей банальностью: «Психолог — это не профессия, а образ жизни». (Попробуйте ради забавы подменить в этой формуле психолог на хирург, официант или, скажем, сан­техник). При этом весьма непрофессионально упускается из виду подтекст этой фразы, свидетельствующий на самом деле о недостатке профессионализма, восполняемом житейским здравым смыслом. Вообще, делать образ жизни своей профессией — не очень продуктивно, а вот вдум­чиво освоенная профессия психолога, наверное, и правда может в каком-то смысле стать образом жизни.

«Верный гусар». Название этому типу (не помышляя, ра­зумеется, ни о какой типологии) придумал З. Фрейд, кото­рый так величал своего преданного последователя Эрнста Джонса. И Джонс вполне оправдал свой «титул» — прило­жил немало усилий по организации психоаналитического движения в Великобритании, опубликовал несколько тру­дов, строго выдержанных в духе фрейдистского учения, а са­мое главное — выпустил трехтомную научную биографию Фрейда, которая считается канонической. При этом на всем протяжении своей карьеры Джонс ни разу не позволил себе «отклонений от генеральной линии», каких-либо сомнений и колебаний, а тем более критики в адрес учения, которое «всесильно, потому что верно». Напротив, он вольно или не­вольно стремился затушевать слабые места психоанализа, всячески превозносил, даже идеализировал отца-основате­ля. Но и прославился он не как самостоятельная научная фигура, а преимущественно как биограф Фрейда (при том, что по многим непредвзятым оценкам написанная им био­графия выглядит чересчур отлакированной). Не только ортодоксальный психоанализ, но и практи­чески любая школа в психологии имеет своих «верных гу­саров», готовых самоотверженно сражаться за ее честь. Как правило это люди со вполне умеренными личными амби­циями, не претендующие на собственную исключительную роль в психологии. При этом они весьма умны, ибо только по-настоящему умный человек способен признать чье-то интеллектуальное превосходство. Для гусара глава научной школы (возможно, давно почивший) — безусловный авто­ритет, фигура культовая и неприкасаемая. Гусаром человек обычно становится после того, как ознакомился с идеями мэтра и проникся к ним глубоким доверием. Первое зна­комство, вызвавшее такой энтузиазм, побуждает к дальней­шему углубленному изучению концепции во всех ее дета­лях, которые априорно принимаются на веру, почти как религиозные догматы, даже несмотря на их уязвимость для критики («верую, ибо абсурдно»). Таким образом гусар при­обретает глубокие знания в избранной области и признает­ся коллегами — представителями той же школы — высоко­квалифицированным специалистом. Представители других кланов могут этой оценки не разделять, и по-своему они правы: увлекшись избранной доктриной, гусар либо вовсе игнорирует иные идеи и концепции, либо знаком с ними поверхностно (его внимание ко всему, что выходит за рам­ки интересов предпочитаемой школы, в основном направ­лено на поиски слабостей «конкурентов»; усмотрев такие слабости, гусар готов и вовсе отмахнуться от тех, кто «ни­чего не понимает в настоящей психологии»). [...]

Мастеровой-эклектик. Добросовестный исполнитель с умеренным, часто даже заниженным уровнем притязаний. Стремится с помощью любых подручных средств решать повседневные профессиональные задачи и часто делает это успешно, поскольку многими приемами и методами не­плохо владеет. Со студенческой скамьи сохранил доверие к авторитетам, «вытеснив» недоумение по поводу проти­воречивости их взглядов (либо просто ее не заметив). По­добно алхимику, экспериментирует с разнородными ма­териалами, свойства которых знает недостаточно, и при этом сильно рискует взорвать лабораторию и покалечить себя и окружающих. Как и алхимик, постоянно подверга­ется насмешкам за неспособность обращать глину в золо­то, однако самоотверженно продолжает бесконечные про­бы. Самое интересное, что сочетание казалось бы несоче­таемого неожиданно может оказаться удачным. По сути дела, так и рождаются на свет большинство новаторских концепций — из сочетания того, что никому раньше не приходило в голову смешать. Именно мастеровой-эклек­тик имеет наибольшие шансы выступить создателем но­вого метода или даже основателем оригинальной научной школы. Вспомним хотя бы, как рядовой психоаналитик Перлз интуитивно использовал в своей работе некоторые идеи гештальтпсихологии (причем важно отметить, что с этим направлением он был знаком весьма поверхностно) и в результате создал гештальт-терапию. Правда, для дос­тижения успеха на этой стезе необходима творческая жил­ка, активная мотивация, свежий и заинтересованный взгляд на проблемы, кажущиеся банальными. В против­ном случае специалист этого типа всю жизнь будет с пере­менным успехом исполнять свое ремесло, подгоняя все многообразие жизненных проблем под нехитрый набор шаблонов, которыми владеет.

Тренер-прагматик. Гордо несет знамя практической психологии в твердой уверенности, что только практичес­кая психология и имеет право на существование. К Эббингаузу, Вертгеймеру, Пиаже относится свысока, хотя знает о них лишь понаслышке. Твердо верит, что можно играючи постичь смысл жизни, научиться жить в ладу с собой и миром. В этих играх, именуемых тренингами, и состоит по преимуществу его деятельность. Любимые сло­вечки - личностный рост, фасилитация, ассертивность, самодостаточность и т.п. Считает самым сильным оскор­блением слово «манипулятор», не отдавая себе отчета, что фактически сам принадлежит к их числу. В личной жизни нередко неудачлив, поскольку и ее пытается построить по принципу тренинга личностного роста, не желая замечать, что жизнь устроена совсем по-другому. В силу близости интересов и душевной организации легко находит общий язык с капризными эгоцентричными детьми и трудными подростками. Успешно решает задачу переключения их с небезопасного праздного времяпрепровождения на отно­сительно безопасное. Легко эволюционирует в гуру.

Гуру. Так на Востоке называют Учителя, носителя выс­шей мудрости, умеющего приобщить к ней непосвящен­ных. Многим философствующим интеллигентам с психо­логическим образованием, большими амбициями и завы­шенной самооценкой такая роль очень мила. Освоить ее нетрудно. Пролистав сборник афоризмов, несколько са­мых удачных можно присвоить, еще несколько по шабло­ну слепить самому, например: «Жизнь тяжела, но, к счас­тью, коротка», или «Возлюби себя и добейся взаимности» (чем на первый взгляд бестолковее, тем более впечатля­ет). В качестве образцов высшей мудрости особенно хо­роши чаньские коаны, которых, похоже, не понимали даже их авторы. Так или иначе, любая нелепица, касающаяся смысла жизни и духовного роста, — если только изрекать ее с загадочным отрешенным видом, — привлечет к вам хотя бы десяток последователей. Для них необходимо придумать соответствующие тренинги или семинары — хотя бы просто для того, чтобы было чем заняться, иначе скоро последователи переметнутся к другому гуру, предлагающе­му медитативные танцы или духовный массаж. Ритуалы хорошо проводить с использованием суфийской музыки, благовоний, еще лучше — психоделиков. Дышать при этом лучше ушами, думать — пупком. Если удастся не входить в конфликт с законом, можно сшибить хорошие бабки. Соб­ственно, это и составляет основной мотив деятельности любого гуру, не считая, разумеется, самоутверждения.

Излечению этой акцентуации способствует здоровая самоирония и упражнения по нормализации самооценки. Если совсем трудно прожить без того, чтобы кто-то пре­данными глазами смотрел вам в рот, - купите щенка. Кста­ти, он идеально подходит и для тренинга. При встрече с гуру следует одной рукой покрепче дер­жаться за карман, другой — ущипнуть себя посильнее, дабы не поддаться наваждению.

Мистик. Психолог этого типа (которого вообще мож­но отнести к психологам с изрядной долей условности) обычно приходит в науку, одержимый любознательностью и тягой к разгадыванию загадок. Психологию он воспри­нимает в буквальном смысле как науку о душе, ибо чем туманнее и призрачнее предмет науки, тем он ему инте­ресней. Психология как таковая, в которой, на его взгляд, слишком много скучного и банального, ему гораздо ме­нее интересна, чем всевозможные ее «дальние родствен­ники» — астрология, нумерология, физиогномика, хиро­мантия, все области парапсихологии. Любимые словечки — карма, биополе, энерго-информационный обмен, рейнкарнация, астрал, инграмма и т.п., причем абсолютно на­думанный характер этих конструкций мистика нимало не смущает. Авторитеты избираются из пестрой обоймы: Нострадамус, Гроф, Кастанеда, Кришнамурти, Хаббард, Гурджиев, Ошо, Свияш и еще несколько одиозных фигур, далеко отстоящих от психологии как науки. Часто в круг интересов оказываются включены фрейдизм и юнгианство — их откровенно мифическое содержание с претензией на разгадку глубоких тайн легко увлекает впечатлительного мистика. Знает множество примеров, подтверждающих его убеждения, к противоположным абсолютно нечувствите­лен («...тем хуже для фактов»). Мировоззрение часто ок­рашено наивной религиозностью, несмотря на очевидное противоречие догматов веры и оккультных заморочек.

В решении будничных профессиональных задач легко смешивает, скажем, тестирование интеллекта по Векслеру с толкованием имени по Хигиру, тренинг коммуника­тивных навыков с чисткой кармы, и т.п.

Тяготение к этому типу, как ни обидно это признавать, в основном возникает вследствие пережитков первобыт­ного пралогического мышления, недостатка образованно­сти и просто общей культуры. Сказывается и известная личностная незрелость, умственный инфантилизм, нео­сознанная беспомощность перед материальным миром, когда запутавшись на земле, начинаешь искать дорогу в астрале.

По мере подлинного личностного роста, расширения научной эрудиции мистик имеет шанс достичь здравомыс­лия и стать психологом без кавычек. Если же на это не хва­тает душевных сил и интеллекта, он обречен всю жизнь «наводить порчу» на нашу науку и дискредитировать ее в глазах интеллигентных людей. В особо тяжелых случаях (увы, нередких) дело может кончиться паранойей».


Степанов С.С., Мифы и тупики поп-психологии, Дубна, «Феникс+», 2006 г., с. 64-71.


Мы Вконтакте:
вступайте!

Мы в ФБ:
вступайте!

Мы в Твиттере
Добавляйтесь!
Видеолекции И.Л. Викентьева о ТРИЗ, творческих личностях / коллективах

Публикации на аналогичную тему:

Методические статьи
Статьи и дискуссии
Полезные бизнес-цитаты
Коллекции
На главную
Любое использование текстов и дизайна может осуществляться лишь с разрешения Редактора портала.
Основание: "Закон об авторском праве и смежных правах" PФ, Гражданский кодекс РФ и международные нормы.

Для Пользователей: направляя нам электронное письмо и/или заполняя любую регистрационную форму на сайте,
Вы подтверждаете факт ознакомления и безоговорочного согласия с принятой у нас Политикой конфиденциальности.


English
Deutsch
Russian